22 вересня в ефірі телеканалу СТБ відбулася прем’єра резонансного документального фільму «Прощення. Скнилів»

Прощення

Как сейчас живет семья Рудь, изменилась ли жизнь Владимира Топонаря и
когда выйдут в эфир следующие фильмы из цикла «Прощення» сайту СТБ
рассказал ведущий, психолог и соавтор проекта Дмитрий Карпачев.

Дмитрий, до всеукраинского показа «Прощения», вы сделали допремьерный показ во Львове. Расскажите, пожалуйста, как львовяне приняли фильм?

Мы сознательно сделали первый допремьерный показ фильма именно во Львове (18 сентября), нам очень было важно первым показать фильм именно тем людям, которых коснулась эта трагедия, потому что это в первую очередь делалось для них. Поэтому на этот показ мы в частности пригласили и семьи пострадавших.

После просмотра фильма мнения присутствующих разделились. Были как положительные отзывы, так и те, кто остался разочарован фильмом, так как не увидел в нем причин трагедии и обвинения всех виновных в ней. К сожалению не все поняли идею фильма «Прощение», которая заключается не в поиске виновных, а в помощи людям, которых коснулась эта трагедия. Очередное осуждение виновных не вернет мертвых, не вернет 11 лет прожитых в горе, именно поэтому это не фильм-расследование, а рука помощи, которая была протянута всем, кто чтит память погибших и при этом понимает, что жизнь продолжается и кроме скорби об утрате в ней должно быть место счастью. Я рад, что Валера воспользовался предложенной возможностью и попытался изменить свою жизнь, рад тому, что он обратил внимание на то, что кроме погибшего брата у него есть еще двое сыновей, жена, родители, близкие люди которые нуждаются в нем в его улыбках, поддержке. Я уверен, что его жизнь изменилась навсегда и эти позитивные изменения коснулись всех членов его семьи. Особенно меня обрадовала реакция мамы Валерия, Зинаиды Рудь, которая после фильма встала и сказала всему залу, что она гордится своим сыном, и что он сделал то, на что многие не решились. Об этом моменте, насколько мне известно, почему-то промолчали львовские издания. Ну, а после того как Валера подошел и со словами благодарности пожал мне руку, я окончательно убедился, что этот филь был снят не зря. И мне очень хочется, чтобы такой позитивный толчок произошел и в других семьях, которых, к сожалению, коснулась эта трагедия.

дмитрий карпачев

Сложно ли было организовать встречу Валерия Рудя с пилотом Владимиром Топонарем? Ожидали ли, чем эта встреча закончится и как готовились к ней?

В первую очередь, к этой встрече готовились Валерий Рудь и Владимир Топонарь. Валере было сложно решиться на этот шаг, он прошел действительно непростой путь. А что касается Владимира Топонаря, то ему нужно было достать изнутри все, что его сознание усердно вытесняло все эти 11 лет. Конечно, все нам было сложно. Все, причастные к созданию фильма переживали, согласится ли на это Валера, получится ли организовать саму встречу, ведь Владимир Топонарь на момент съемок фильма находился в заключении. Пенитенциарная служба пошла навстречу нам, хотя на самом деле было очень много опасений, ведь съемки на камеру в подобного рода учреждениях,запрещены. Уже сейчас можно сказать, что сама встреча изменила и Валерия, и Владимира. Безусловно, изменения в жизни героев не происходят по щелчку, они приходят постепенно, но для героев это стало отправной точкой, а это самый важный шаг. А оказался ли Владимир Топонарь готов к такому количеству внимания, которое на него обрушилось? Я думаю что да, ведь он сам мне говорил, что он рад, что это произошло, потому что, во-первых, его услышали люди, причастные к этому горю, а во-вторых, объясняясь тогда с Валерой, он фактически объяснялся со всей страной и смог высказать свою позицию. Владимиру ослабили режим отбывания наказания, сейчас он находится на исправительных работах. Он не имеет права покидать место жительства без разрешения соответствующих органов, и обязан раз в месяц отмечаться в милиции. Владимир устроился на работу, чинит офисную технику, выплачивает штраф, который ему назначил суд.

владимир топонарь

Помог ли фильм другим семьям, пострадавшим в трагедии, переосмыслить события их жизни?

Я надеюсь, что да. Зрители могли увидеть это в программе «Один за всех», куда, к примеру, пришла женщина, которую также коснулась трагедия, и сказала, что Валерий Рудь задавал пилоту Владимиру Топонарю именно те вопросы, которые она хотела задать, и которые долгое время ее мучали. По ее словам, ей стало действительно легче, после того, как она увидели фильм и разговор Валеры с пилотом Владимиром Топонорем.

Дмитрий, поддерживаете ли вы после премьеры общение с семьями, с которыми работали в кадре?

На львовской премьере мы договорились с семьей Рудь об обязательной встрече весной, я приеду во Львов с женой и сыном посмотреть, выросли ли те деревья, которые мы посадили с ними этой осенью. Ирина Чуева, психолог, который также работал с пострадавшими семьями, поддерживает отношения с Валерой и его сыном. Он как раз недавно приезжал в Киев на операцию, о которой помогла договориться Ирина.

vlcsnap-2013-09-16-16h46m25s18.jpg

После выхода фильма телезрители активно, а иногда и с упреком интересуются, почему в студии «Один за всіх», где обсуждались причины трагедии не было второго летчика, который, так же, как и Топонарь, сидел за штурвалом СУ-27 в день авиакатастрофы. И почему не пришли ответственные за проведение авиа-шоу чиновники и генералы?

Мы полтора месяца готовились к съемкам «Один за всіх». Отправили сотни запросов и вели массу переписок с людьми, которые могли предоставить полезную информацию при обсуждении этой темы. Месяц велись переговоры с управлением прессы и информации Министерства обороны Украины с просьбой обеспечить присутствие представителя от Министерства на съемках, а также дать возможность связаться с генерал-полковником Виктором Стрельниковым, с генерал-лейтенантом Александром Волошенко, генерал-майором Владимиром Алексеевым. Четыре раза пришлось переносить съемку программы, поскольку до последнего ждали официального комментария от ВВС, но в итоге за два дня до записи программы мы получили уведомление, что в связи со служебной загрузкой руководящего состава Министерства, нет возможности присутствовать на съемке.

Журналисты «Один за всех» отправились в Винницу и общались со вторым летчиком Юрием Егоровым. Но, к сожалению, пилот наотрез отказался от участия в съемках. Такой же результат ожидал журналистов в переговорах с другими должностными лицами, которые зачастую просто не отвечали на телефонные звонки и на присланные им письма. К примеру, наши журналисты лично отправились пригласить на запись генерал-лейтенанта, первого заместителя главнокомандующего ВВС, Сергею Онищенко. Но он не открыл нам двери.

Пригласили и весь состав эскадрильи украинской пилотажной группы ВВС «Украинские соколы» и его командира Россошанского Виктора Андреевича, полковника, летчика-испытателя 1-го класса, но, увы, они не откликнулись.
Единственный кто согласился на участие в проекте это Евгений Марчук который в 2002 году занимал пост Секретаря Совета Национальной Безопасности и возглавлял комиссию по расследованию трагедии на аэродроме в Скнилове. К сожалению, принять участие в самих съемках проекта бывший Секретарь Совета Национальной Безопасности не смог по причине болезни. Но он дал письменные ответы на все интересующие нас вопросы

Вы сказали, что это только первый фильм цикла «Прощения». Уже известно, когда ожидать продолжение?

Мы планируем, что все фильмы выйдут на экраны уже следующей осенью. Запланировано еще десять фильмов. Это будут истории о непростых человеческих судьбах, о людях, которые бы хотели изменить свою жизнь.